Этимологический способ знакомства с явлением или феноменом

СДБО | | | Тест

Статья посвящена феномену города в различных его проявлениях. Город как социокультурное и экономико-правовое явление на всем Рассматривая этимологию русского слова «город», следует, прежде . отсутствует специфическое для сельского общества личное знакомство соседей друг с другом. Прецедентные феномены как явления национальной культуры Ученый определяет прецедентные феномены (способы существования . заложенного в данном ПИ, необязательно знакомство с текстом романа. имени нарицательного séraphin вполне понятно, хотя этимология может быть неясна. Диссертация по культурологии на тему 'Феномен красоты в духовном . (М Фуко), как определенный способ представления мира или аспекта мира ( такое интегрировать отдельные свойства феномена красоты как явления . В первом разделе - «Красота в этимологическом и историко-культурном.

В следующей главе осуществляется попытка рассмотреть кич в интертекстуальном ключе: Такими интертекстами служат, в данном случае, типы культур, принятые в современной науке условно, как характеристика тех или иных эстетических, исторических, социальных, культурных образований: Причем, например, тип урбанистической или традиционной субкультуры не совпадает с географическим или хронологическим срезом как, например, город и деревня, доиндустиальный или постиндустриальный этап развития культуры и.

Речь идет о художественных жанрах, имитация которых с помощью устойчивых клише профессионалам носителям профессиональных знаний и критикам представляется негативным моментом.

Во всех рассмотренных в работе примерах имитации кича художественной, литературно-поэтической, кинематографической или информационной характеристик прослеживается одно общее для них качество: Через текстологический анализ были выявлены основные характеристики кича, с помощью которых производится идентификация и оценка произведений: Такое понимание субъективности как социальности в оппозиции к объективности было заимствовано нами из теории социального неравенства К.

Frankfurt am Main, Семиотическая модель кича может быть построена на основании нескольких теорий, как это было рассмотрено в I главе данной работы, в параграфе о вариантах теоретического моделирования кича. Все они описывают механизм перекодировки какого-либо либо текста с использованием его плана выражения.

Теории штампов показывают, как именно происходит их появление и распространение. Кич, будучи наследием культурфилософских элитарных концепций, появился одновременно с этими концепциями как маркер новой социокультурной ситуации, а именно - резкого роста удельного веса массовой культуры и возникновения модернизма как культурной парадигмы.

Последний рассматривается не как абстрактный тип культуры в оппозиции модернизационный - традиционныйа как специфическая культурная форма, бытующая на Западе Европа и Северная Америка и в России в той степени, в которой российскую культуру можно причислить к западной культуре.

В результате работы были выявлены мезанизмы появления представления об артефакте. Они сводятся к оценке в ситуации профессионального внимания к объекту: Факт нестабильности эстетических оценок и, соответственно, динамичности кича как социокультурного феномена приводит исследователя к умозаключению об исторической, культурной и социальной детерминированности этого явления. Произведения кича, выявляемые субъектами оценки в самых разных областях культуры - от сувенирной продукции до официально признанных художественных артефактов - обладают некоторыми тождественными характеристиками, поэтому мы можем говорить об устойчивом понятии, которое отражает специфические особенности культуры Нового времени.

Прежде всего обратимся к тем характеристикам текста кича, которые были даны авторами публицистических статей. Им может быть назван только такой текст, который, во-первых, существует в культуре модернизма, во-вторых, имитирует основные художественные ценности Кривцун О. Парадоксальный вывод, следующий из вышеизложенных тезисов, заключается в том, что, возможно, творческие процессы, происходящий в момент рождения шедевра или в момент производства кича, а также процессы восприятия шедевра и кича, могут быть психологически тождественны.

Разница первого и второго творческих и рецептивных процессов заключается, скорее, в форме презентации, в языке, на котором пишется и которым декодируется произведение, в нормах и ценностях, культурно и социально детерминированных представлениях о красоте. Доказательство этого тезиса, открывающего новые перспективы исследования кича, требует глубоких изысканий в области психологии творчества и эстетического восприятия, что не входит в цели данной работы. Другая проблема, связанная непосредственно с кичем и не рассмотренная в данной работе - его национальная специфика.

В истории изучения кича А. Легкость, с которой автор определяет национальную специфику кича, заставляет прийти к выводу о том, что основанием для данной систематизации послужила не работа с материалом или концептуальными источниками, а распространенная как в обыденной, так и научной областях культуры мифологема национального характера и художественной специфики. Доказательство последнего тезиса также нуждается в дополнительных исследованиях национальных мифологий, образов немцев, французов, итальянцев или американцев в отечественной культуре и их сопоставлении с реально существующими произведениями которые называются кичем и в национальных и в отечественной интеллектуальных традициях.

Мы перечислили основные, на наш взгляд, наиболее перспективные направления дальнейшего исследования данного феномена. Краткий словарь современных понятий и терминов. Большой толковый словарь иностранных слов в 3-х томах. Новые слова и значения: Этимологический словарь русского языка. Das Gross Buch der Kunst. Grand Larousse en 5 volumes. Le Petit Larousse in couleurs. Dictionnaire de la Langue Fransaise. Longman Dictionary of Contemporary English in 2 vol.

Dictionary of American Slang.

The Dictionary of Art in 34 vol. The Oxford English Dictionary. Вопросы литературы и эстетики. Символический обмен и смерть. Культура и массовая коммуникация. Винни Пух и философия обыденного языка. Тендерные исследования в России. Проблемы взаимодействия и перспективы развития. Литература как социальный институт. Философское мифотворчество и литературный авангард. Неомарксизм и проблемы социологии культуры. Текстовая деятельность в структуре социальной коммуникации.

Избранное в 2-х томах. Зрелищные формы художественной культуры. На рубеже столетий У истоков массового искусства в России гг. Своеобразный подход к массовой культуре проявляется в высказываниях А. Захарова, который видит ее роль в интеграции общества с помощью технологий в отличие от общепринятых идейных обоснований.

Заслуживает внимания концепция Э. Орловой относительно массовой культуры как транслятора культурных смыслов, которая определяет ее место на стыке обыденного и специализированного типов культур.

Шапинской, подчеркивающей коммерческий характер данного феномена. Причины становления масскульта, эстетические принципы, обеспечивающие активность его распространения, обосновывает В. Рассмотрению вопроса о взаимосвязях и взаимодействиях науки, религии и массовой культуры посвящен дискурс К. В контексте существующей проблемы необходимо отметить ряд работ зарубежных ученых: Моля, посвященных непосредственно теме китча.

Стена | ВКонтакте

Их критические высказывания основаны на оппозиции оригинала и подражания, элитарного и массового. Отечественная наука о китче представлена в основном работами искусствоведов: Яковлевой, которая дает оценку этому явлению на уровне образа и языка, темы и сюжета, способов его трансляции в культуре; Н. Конрадовой, осуществившей текстологическое исследование, где рассмотрены этимология и история китча путем контент-анализа.

Критические высказывания в адрес китча можно найти у Е. Карцевой, отождествляющей данный феномен культуры с мещанским эстетическим идеалом, рассматривающей китч с позиций литературного жанра, рекламы, эстетических норм и правил моделирования китчевого мира.

В области музыкального искусства весьма своеобразно классифицирует китч В. Рожновский, исходя из собственного понимания этого явления, характеризуя китч в качестве мистификации, эрозии, косметики. Определенный научный интерес представляют исследования А. Кукаркина, посвященные проблемам буржуазной культуры и, в частности, китча.

Понятие массового вкуса, массового художественного продукта, способы новой креативности китча обосновывают В.

Противоположную точку зрения относительно китча как формы общественного сознания, демократической разновидности художественного освоения действительности высказывает В. Чего даева, подчеркивая управленческий характер процесса воспитания масс.

Бойм на основе анализа взаимоотношений классической критики китча, разработанной в е годы XX века. Автор дает характеристику массовой и элитарной культуры, рассматривает противостояние авангарда и китча, а также его механизмы и орудия массовой манипуляции.

Критическая оценка данного феномена в работах ряда исследователей позволяет выявить степень его распространенности, способы существования в культуре, его нормативные принципы. Однако необходимо отметить и существующую полярность в суждениях авторов по отношению к китчу, либо резко отрицательную Е. Рожновскийлибо снисходительную оценку А. Предпринятый нами анализ опубликованных научных трудов свидетельствует, во-первых, о степени разработанности проблемы массовой культуры и ее фрагментарного образования китча; во-вторых, о специфичности исследовательских подходов, обусловленных многоаспектностью данных феноменов; в-третьих, о недостаточности аналитических работ в области культурологических исследований, посвященных китчу.

Объектом исследования диссертации является массовая культура как одна из морфологических единиц целостной культуры. Предмет исследования - китч в различных аспектах его выражения. Цель диссертационного исследования - культурологический анализ сущности китча в контексте массовой культуры. Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач: Методологической основой исследования являются концепции ученых: Поздняков; социологии культуры - Б.

Юнг; феноменологии - Э. Гуссерль; культурологии - П. Ясперс; семиотики культуры — Р. Пирс; искусствоведения - Д. В ряду научных трудов, посвященных вопросам культуры, известны публикации ученых Бурятии. В контексте анализа альтернатив антигуманных проявлений массовой культуры следует отметить монографию В. Кургузова, представляющую собой опыт концептуального осмысления феномена гуманитарной культуры, а также ряд работ, связанных с вопросами генезиса, семиотики культуры, межкультурной и межличностной коммуникации.

Научные разработки в области семиотики культуры, символизации как ее специфической формы, связаны с именем В. Философские аспекты национальной культуры рассматривает Ю.

Проблеме становления театральной, музыкальной культуры, изобразительного искусства региона посвящены фундаментальные труды В. В контексте данного исследования немаловажное значение имело знакомство с культурологическими диссертационными работами относительно роли композиторской школы Бурятии в музыкальной культуре как фактора межкультурной интеграции народов России Т.

Балхановаинформационной культуры и коммуникации СМИ Республики Бурятия, тенденции их негативного влияния на молодежь Л. Бурдуковскаявопросов изобразительного и декоративного искусства Восточного Забайкалья Е. Иманаковапроблем развития художественной культуры Байкальского региона на примере музыкально-инструментального творчества бурят В. Применение различных методов исследования, позволивших анализировать китч в качестве феномена массовой культуры с позиций культурологии, философии и социологии культуры, истории и искусствоведения, предполагает конкретизацию некоторых из.

Одним из ведущих методов выступает аксиологический, способствующий выявлению иерархии культурных ценностей, места и роли китча в системе массовой культуры. Благодаря проблемно-логическому методу выявлены разные точки зрения авторов относительно массовой культуры и китча. Семиотический метод позволил выявить самодовлеющую знаковость норм и образцов китча, а также способы его функционирования в семиозисе.

Применение историко-культурологического метода содействовало локализации исторических фактов, связанных с генезисом и развитием исследуемых феноменов. Сравнительно-сопоставительный метод дал возможность определить степень взаимообусловленности, самобытности массовой культуры и китча.

Теоретическую базу исследования составили научные труды отечественных и зарубежных культурологов, искусствоведов, философов культуры, социологов, историков, в которых фундаментально разработаны многие проблемы культуры как важнейшей формы бытия человека.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в следующем: Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования заключается в научном осмыслении феномена китча с целью культурологического обоснования закономерностей его функционирования, воздействия на инкультурационные и аккультурационные процессы.

Исследование китча в аспектах семантики, синтактики и прагматики позволяет рассматривать данный феномен как часть семиотической системы, что обусловлено его взаимодействиями с лингвистикой и герменевтикой. В перспективе исследованный фактический материал и теоретические обобщения диссертации могут стать отправной точкой для дальнейшего анализа разнообразных аспектов проблематики китча в изменяющихся общественных условиях.

Вектор научных изысканий возможен относительно социологических, психологических, нравственно-этических, жанрово-стилистических особенностей китча на фоне разных видов искусства, либо в рамках определенной эпохи. Вследствие того, что китч проник во все виды художественной деятельности и искусства, а явление массовой культуры приобрело необратимый характер, аксиологический анализ китча средствами культурологического дискурса позволит найти более содержательные ориентиры в формировании художественной культуры.

Действенным способом решения этой задачи является расширение информации о сущности и функциональных особенностях китча, его эстетических нормах и принципах. Данный процесс может осуществляться в форме методологических семинаров, разработок, идей, различных научно-практических конференций, тематических лекций и семинаров на курсах повышения квалификации работников начального, среднего и высшего звена в сфере культуры и образования.

Информированность такого рода способствует формированию критического отношения к феномену масскульта, в частности китча, с целью дифференцированной оценки его художественности. Наиболее эффективным способом постановки проблемы китча в контексте художественного воспитания, формирования эстетического вкуса, сохранения и развития духовной культуры является привлечение общественного внимания к данным вопросам в средствах массовой информации.

Использование прессы, радиовещания, телевидения, Интернета позволяет многократно увеличивать число реципиентов. В этом видится прогрессивная роль культуротворческого процесса. Основные положения и результаты диссертационной работы отражены в докладах, прочитанных автором на курсах повышения квалификации работников образования Улан-Удэ,городских и межрегиональных научно-практических конференциях: Материалы, отражающие основные положения диссертации опубликованы в сборниках обозначенных конференций объемом 1.

Цель и задачи исследования определили структуру диссертации. Она состоит из введения, двух глав, состоящих из пяти параграфов, заключения и списка использованной литературы, включающего единицы наименований. Научное осмысление данных феноменов позволяет выявить те положительные и отрицательные аспекты, свойственные их природе, которые невозможно оценивать только однозначно.

Без сомнения, превалирующая негативная тенденция к упрощению, аксиологической нивелировке художественных и социальных явлений в контексте массовой культуры противоречит иерархической сути истинной культуры. Однако и категорическое отрицание сложившихся устойчивых, пусть невысокого уровня, но столь необходимых атрибутов человеческого существования, отражающих его обыденный мир и его художественное наполнение, не способствует объективному взгляду в целом на проблему культуры.

Поэтому актуальность данного исследования состоит в предпринятой нами попытке нахождения более адекватных ответов на существующие жизненные вопросы. В основе механизмов создания абсурдных языковых единиц на морфемном и лексическом уровнях лежат словообразовательные модели английского языка, а именно: Особую группу, наиболее сложную для интерпретации, составляют единицы, созданные комбинированием отмеченных механизмов.

Наиболее продуктивными синтаксическими средствами являются: Текстовый уровень является наиболее сложным. В абсурдном тексте языковые аномалии присутствуют практически в каждом высказывании, входящем в его состав. Такие тексты строятся, как правило, по типу графической образности, импоссибилии, пастиша, подражания психоделическому и шизофреническому дискурсам. Создание абсурдных конструкций приводит к возникновению новых механизмов номинации, формирующихся на базе существующих языковых средств и единиц, что позволяет рассматривать их как единицы вторичной номинации.

В основе создания абсурдных единиц лежит механизм подобный метафоризации, который заключается в выражении содержания одной языковой единицы формой другой языковой единицы. Впервые установлено, что в основе формирования абсурда и метафоры лежит единый механизм. Теоретическая значимость проведенного исследования заключается в том, что оно позволяет углубить существующие представления о лингвистическом абсурде как явлении неконвенциональной вторичной номинации.

В исследовании выявляется и описывается аналогичный системный механизм формирования абсурда и конвенциональных единиц вторичной номинации, а также определяются различия, обусловленные сферой их функционирования в речи.

Практическая ценность работы определяется тем, что она вносит определенный вклад в разработку таких проблем современной лингвистики, как формирование и реализация в речи неконвенциональных по форме и значению языковых единиц. Знакомство с примерами описанной в исследовании картотеки может стимулировать развитие чувства языка, интерес к изучению межкультурных особенностей, а также способствовать развитию критического чтения и мышления. Результаты и материалы исследования могут быть использованы в лекционных курсах по лексикологии, лингвистике, стилистике текста, теории коммуникации, а также спецкурсах по интерпретации текста, межкультурной коммуникации, прагмалингвистике, на практических занятиях по аналитическому чтению и разговорному английскому языку.

Структура и объем исследования. Работа состоит из введения, двух глав, заключения и библиографии. Содержание исследования изложено на страницах, из которых страниц основного текста. На каждом уровне механизмы порождения абсурда имеют свою специфику. Низшим по структуре языковым уровнем абсурда являются морфемы, а высшим - текст. Анализ абсурдных единиц на морфемном и лексическом языковых уровнях позволяет сделать вывод о том, что в основе способов, используемых писателями-абсурдистами, лежат типовые словообразовательные модели английского языка.

Наиболее продуктивными механизмами создания абсурдных конструкций на рассматриваемых уровнях являются контаминация телескопиямакаронизм, искажение орфографии, аббревиация, архаизмы, ономатопея, редупликация, квазислова.

Особую группу составляют единицы, созданные посредством комбинирования приведенных выше механизмов; это наиболее сложные для интерпретации единицы. Процентное соотношение механизмов абсурда на лексическом уровне можно представить диаграммой см. При этом соотношение использования механизмов может варьироваться от автора к автору. Продуктивными механизмами на синтаксическом уровне являются: Наиболее сложным уровнем при интерпретации абсурда является текстовый уровень.

В некоторых текстах языковые аномалии присутствуют практически в каждой языковой единице, входящей в его состав. Механизмы порождения абсурда согласно языковым уровням схематически представлены в таблице 4.

В основе интерпретации всех типов абсурдных конструкций лежат ассоциации если в тексте отсутствуют эксплицитные или имплицитные подсказкифоновые знания реципиента и широкий контекст.

Абсурдные конструкции способствуют возникновению новых средств номинации, которые формируются преимущественно на базе существующих в языке единиц, подвергающихся метафоризации их значений. Необычная, аномальная форма конструкций служит привлечению внимания и, как правило, вызывает юмористический эффект. Абсурдные единицы, являясь нестандартными языковыми образованиями, свидетельствуют о субъективной, часто экстравагантной категоризации действительности автором.

Абсурдные языковые единицы редко переходят в словарь и не являются потенциальными неологизмами, что подтверждает их динамичность и тесную связь с индивидуальной картиной мира, то есть с сугубо личностным тезаурусом носителя языка.

Заключение Понятие абсурда, несмотря на междисциплинарный характер и многовековое использование, является вплоть до настоящего времени недостаточно определенным. Пожалуй, трудно найти аналог, который вызывал бы столь бурные и яростные споры на протяжении ряда веков. Поскольку в лингвистике проблематика языкового абсурда находится в стадии формирования, существующие в лексикографических словарях дефиниции этого понятия не отражают в полном объеме специфику данного явления.

Проведенное исследование позволило установить и описать явление лингвистического абсурда. Оно представляет собой неконвенциональную номинативную моделируемую языковую единицу, которая строится, как правило, на основе уже существующих в языке разноуровневых единиц.

Однако их форма и сочетание не соответствуют сложившейся в социуме языковой картине мира, представлениям о стандартном осмыслении и категоризации, что создает определенные трудности в их понимании. В этой связи восприятие абсурдных конструкций зависит от того, насколько результаты комбинирования лингвистических единиц отдалены от языковой картины мира реципиента. Анализ абсурдных конструкций на морфемном, лексическом, синтаксическом и текстовом уровнях, отобранных из произведений британских и американских писателей Х1Х-ХХ вв.

В основе механизмов абсурда на морфемном и лексическом уровнях лежат типовые словообразовательные модели английского языка, а именно, контаминация наиболее продуктивныймакаронизм, искажение орфографии, архаизмы, ономатопея, аббревиация, редупликация. На уровне словосочетания инвентарь механизмов дополнен перестановкой фонем, морфем и лексем, а также нарушением семантической согласованности.

К продуктивным механизмам на уровне предложения относятся: Наиболее сложными для реципиента являются абсурдные тексты, которые строятся по типу графической образности, импоссибилии, пастиша, подражания психоделическому и шизофреническому состоянию.

Выявление механизмов абсурдизации и их анализ позволяют сделать вывод о том, что неконвенциональное манипулирование языковыми единицами разных уровней - способ самовыражения автора средствами языка, посредством которого проявляются личность адресанта, его воображение, индивидуальный стиль и языковые предпочтения.

Абсурдные лингвистические конструкции типичны для письменной речи. Для устной коммуникации характерна спонтанность. При этом он читателях, давая имплицитные подсказки в тексте. В ходе исследования была установлена ярко выраженная контекстуальная обусловленность интерпретации абсурда, в частности, анафорическая и катафорическая соотнесенность контекста: В различных текстах степень эксплицирования абсурдных конструкций значительно варьирует. Для создания и интерпретации лингвистических абсурдных конструкций требуются определенные интеллектуальные усилия.

Коммуниканты не действуют в условиях коммуникативного цейтнота. У адресанта уходит достаточно много времени и интеллектуальных усилий на выбор нужной формы, а у адресата - на последующую ее интерпретацию. При этом от адресата требуются обширные энциклопедические знания, владение необходимой лингвокультурологической информацией, обладание творческим воображением.

Анализ абсурдных конструкций также показал, что все они выполняют номинативную, информативную, экспрессивную и оценочную функции. Поскольку номинативный инвентарь абсурдных конструкций строится преимущественно на базе существующих языковых единиц, абсурдные конструкции квалифицируются в работе как единицы вторичной номинации. В то же время, все проанализированные конструкции сопровождаются частичным или полным переосмыслением, то есть метафоризацией.

Мистика как феномен религиозного сознания

Оба явления формируются по единому механизму и различаются сферой функционирования. Вследствие этого, абсурдные конструкции рассматриваются как экспрессивные единицы языка, которые обладают не только способностью к номинации, но и возможностью давать качественно-оценочные характеристики явлениям объективной действительности. Необычная, аномальная форма абсурдных конструкций служит для привлечения внимания и часто вызывает юмористический эффект.

Перспективным продолжением исследования представляется изучение идиостилей писателей-абсурдистов, а также выявление типологических характеристик абсурдных построений на материале разных языков.